«Люди едут на вахту не за романтикой»

С 2011 года в нашей стране отмечается профессиональный праздник тружеников вахтовым методом. Знакомьтесь, вахтовик-«стажист» Михаил Руссу.

Его первая, судьбоносная, вахта случилась 35 лет назад, в далеком 1984 году, когда Михаил Иванович в составе бригады сезонных рабочих приехал из Молдавской ССР на лесозаготовку в Коми. Попал в Джептский лесопункт Ясногского леспромхоза с местом жительства в Поинге.

«Зарабатывали лес для малой родины – в зависимости от выработанных нами норм леспромхоз отправлял туда определенное количество кубов, – поясняет он. – Заманчивое было предложение – за этот труд платили и в Коми, и в Молдове. Здесь – зарплата, а возвращаешься – берешь тот же лес на строительство дома, пшеницу давали…»

Но остался здесь – обзавелся семьей.

Потом, уже вместе с супругой, жил и работал на большой стройке в Красноярске, затем – в родной Молдавии. Но вернулись сюда.

В Поинге при «оседлой жизни» трудился на лесовозе, в котельной. В 1990 году, когда в леспромхозах и лесных поселках настали тяжелые времена, отправился за «длинным рублем» в Усинск. «Сначала был рабочим на ленте, когда перевели в помещение – на пилораму, казалось, что в рай попал, – вспоминает собеседник. – Но и там, конечно, тяжелый труд. Не за романтикой люди на вахту едут…»

Всякое бывало и вне работы. «Однажды сгорел наш барак, погиб человек. Я как новичок копал ему могилу на кладбище в Колве в сорокоградусный мороз… После этого нас поселили в новое «финское» общежитие», – вспоминает Михаил Руссу.

Перед второй вахтой выучился на помощника бурового мастера, работал на капитальном ремонте скважин: меняли насосы, кабели… Работа очень грязная, на улице в любую погоду. Быт тоже был не санаторный… «На вахте в Воркуте жили восемь человек в одном балке. Хорошо, если работа была в разные смены – одни ушли, другие пришли. А если все вместе – как в муравейнике… Сейчас в одном помещении четыре человека. «Котел» у каждого свой. Режим: балок – работа – столовая – балок – и в обратную сторону. Считаешь дни до дома… Работники помоложе в свободные часы выходят в город, в кино. Но у нас ведь как считают: если ты еще куда-то ходишь, значит, плохо работаешь!» – невесело шутит Михаил Иванович.

На его нынешней вахте в основном работают жители  Коми и кировчане, есть самарцы, краснодарцы. Многие здесь еще с 1990-х.

На вопрос про кражи друг у друга отвечает: «Не замечал такого. Там все друг другу чужие, что случись – никто не заступится и не прикроет. Драки, конечно, случаются. А вот дружба вне и после вахты – явление редкое».

Про зарплату говорит: «Не буду называть сумму, но ровно столько я получал в 2002 году. Газ и нефть дорожают, а люди дешевеют. Раньше ездили зарабатывать, а сейчас – работать. А то сделаешь – не найти сейчас в моей ситуации более-менее оплачиваемую работу. Но все же считаю, что работа вахтовым методом, даже при очень хорошей зарплате, должна быть на год-два – не больше. Заработал денег – и к семье. А то не раз приходилось видеть, как рушатся семьи вахтовиков…»

Юлия БЫКОВА. Фото Егора Руссу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.