С поклоном от каждого дома: в Часово открыта мемориальная доска Анне Мезенцевой

В день 77-й годовщины Победы советского народа в Великой Отечественной войне торжественно открыли мемориальную доску председателю исполкома Часовского сельсовета 1969-1985 годов Анне Мезенцевой. Идейными вдохновителями увековечения ее имени стали глава поселения Часово Екатерина Плоскова, краевед Александр Потолицын, журналист и писатель Александр Сугоров. Александр Борисович рассказал районной газете об этой инициативе.

Где родишься, там и сгодишься

– В книге «Часовые на Вычегде» (2016 года выпуска, авторы – Александр Сугоров и Александр Потолицын) подробно изложена история села и помещены статья об известных людях. Есть там очерк и о Мезенцевой.

День Анны Дмитриевны начинался рано. С утра, пока люди еще не ушли на работу, могла постучать кому-то в окно: «Около дома непорядок, надо бы взять метлу и лопату». Другой сельчанке заметит: «Не выведенная с огорода  лебеда не только дает семена, но и перекидывается на соседей». Детям бросит: «Не слабо скинуться и купить новый футбольный мяч?». На сессиях сельсовета подвергала «порке» нерадивых депутатов. Была своим человеком на ферме и в гараже. Настоящая хозяйка села…

Родилась Анна 7 августа 1929 года в Белозерске. Впервые эта деревня упомянута в 1658 году, в 1960-х в топографических картах  обозначена как нежилая, а в 1967-м вообще исключена из учета данных. Первым поселенцем Белозерска был житель Парчега Тимофей Васильевич Русанов. Вот и Анна Дмитриевна из рода Русановых, из крестьянской семьи.

В первый класс в начальной школе деревни Красной девочка пошла в 1937 году. В третьем училась в Сыктывкаре, тогда же стала пионеркой. Окончив семь классов Часовской неполной школы, в 1944-м поступила в педучилище. Анне не было еще и 18 лет, когда с дипломом учительницы начальных классов ее направили в Троицко-Печорский район. В небольшом селении, в 130 километрах от райцентра, она одна вела сразу четыре класса.

«Хлеб продавали по карточкам: 700 граммов в день взрослым, 200 граммов – детям, чьи родители трудились в учреждениях. Колхозники и их дети жили натуральным хозяйством, – как-то рассказывала мне Анна Дмитриевна. – Одевались плохо: брюки из мешковины, сапоги из невыдубленной кожи с шерстью. Дети недоедали, отчего порой падали в обморок. Приходилось обращаться в исполнительную власть, чтобы выделили небольшие деньги и зерно для организации обедов детям».

В Троицко-Печорском районе в 1954 году Анна Дмитриевна открывала школу в поселке Речном.

В 1960-м утонул ее муж, и она с тремя детьми перебралась в родное Часово. Сразу поступила на заочное отделение в пединститут, а вскоре была избрана депутатом сельского Совета.

К новым обязанностям

«В марте 1969 года, – рассказывала мне Анна Дмитриевна, –  на очередную сессию к нам приехал председатель райисполкома Михаил Васильевич Скрипов. Когда текущие моменты были обсуждены, он сказал: «Прошу в повестку дня внести еще один вопрос – организационный… Есть решение бюро райкома КПСС об избрании председателем исполкома Часовского сельсовета Мезенцевой Анны Дмитриевны».  Я от неожиданности обомлела… Депутаты у нас послушные, поэтому указание «сверху» поддержали. У меня, даже исходя из материальных соображений, никакого резона накидывать хомут председателя на шею не было. Проходят месяц, второй, третий… Я из школы – ни в какую. Приезжали из района, проводили «политбеседу», на августовском совещании учителей завроно А. Н. Хомиченко заявил: «Велено вас в школу не пускать». Не хотела я, артачилась, даже больной прикинулась… Приехал первый секретарь райкома КПСС Виталий Евгеньевич Шишкин. «Видите мои ботинки и брюки, – сказал он холодно. – Пока мы ехали в ваше село, два раза  застревали. Если дорогу не построишь, всю жизнь будешь грязь месить у скотного двора». И пошел к выходу. Уже закрывая дверь, он спокойно добавил: «Анна Дмитриевна, дел накопилось много, пора начинать работать».

И Анна Дмитриевна приступила к новым обязанностям, при этом потеряв в зарплате ­– оклад председателя сельсовета равнялся 80 рублям.

Но душа болела за школу. Внутри здания – обои темные и рваные, стулья и столы обшарпаны, печка грязная, на полу краска облупилась. А в кассе – ноль копеек. Интерната для школьников нет, дети в школу из деревни Красной ездят на тракторе, из Язеля и Кэччойяга – на попутном транспорте, из Большой и Малой Слуды – пешком. Дорог в селе нет, телефонный коммутатор в Малой Слуде всего на пять абонентов. И за все ответ должен держать председатель.

«Стали наведываться инспекторы Госпожнадзора, санэпидстанции, РОНО, райбольницы, архитектуры, финотдела и так далее. У всех – претензии, все составляют акты, все готовы штрафовать и все были правы, – вспоминала Анна Дмитриевна. – Приезжал председатель Президиума Верховного Совета Коми АССР Евгений Фёдорович Катаев. Он сказал: «Проявишь себя – поможем поднять пригородное село Часово».

На равных и многое другое

Затем приехал директор совхоза «Зеленецкий» Николай Васильевич Гусятников и увез меня на заседание Совета Министров Коми АССР. Там я должна была поддержать обращение алтайцев о закупке исполкомами сельских Советов у населения излишек животноводческой и земледельческой продукции». Поддержать-то я поддержала, но потом  в каждый сельский дом заходила с поклоном.  Сельпо закупает у населения молоко по 36 копеек за литр, а я предлагаю всего 24 копейки. Сельпо сдатчикам молока еще дает комбикорма подешевле, а я – лишь пустые обещания. Такое же положение было и с мясом, и с картофелем. Свои закупочные цены были и у совхоза.

Зато через год два квартала сельской улицы полностью были заставлены легковушками. Тогдашний председатель Совета Министров Коми АССР Павел Александрович Безносов сказал: «Сдержала свое слово, теперь наш черед. Министры – к твоим услугам, проси чего хочешь!». И я стала долго перечислять, даже замахнулась на теннисный корт в селе».

Но обещаний оказалось больше, чем дел. В те годы царила строго плановая система ведения хозяйства, даже лампочку сверх лимита нельзя было купить. А тут надо поднять с колен целое село. И начались бесконечные хождения по кабинетам. В 1975 году Анну Мезенцеву избрали депутатом Верховного Совета Коми АССР. Мандат ей позволил с некоторыми министрами и руководителями крупных предприятий  разговаривать на равных.

Проделанным в 1970-1980 годах можно гордиться. Это и асфальтированная дорога от трассы Сыктывкар – Ухта до деревни Красной, и освещенные улицы. В 1970 году был открыт типовой интернат на 50 детей,  1973-м построены типовая восьмилетняя школа на 195 мест, газообменный пункт, медпункты в деревнях Красной и Большой Слуде, новый скотный двор на 200 голов, два овощехранилища, механическая мастерская и гараж на 25 единиц техники, многоквартирные жилые дома и многое другое. Конечно, дорога, освещение и так далее в Часово появились бы, но вопрос: когда?

Думаю, наша инициатива правильная, – заключил Александр Сугоров. – Анна Дмитриевна достойна, чтобы часовцы и жители Сыктывдинского района помнили ее».

Записала Людмила ГАБОВА.  Фото из архива администрации Часово.

СПРАВКА

После выхода на пенсию Анна Мезенцева еще 6 лет работала специалистом в управлении социальной защиты по Часовскому сель совету и на общественных началах возглавляла местный Совет ветеранов. Была активной участницей художественной самодеятельности и всех общественных дел в селе.

Ее трудовой стаж – 43 года.

Анна Дмитриевна удостоена многих наград. Среди них: «Заслуженный работник народного хозяйства Коми АССР» (1983 г.),  «Почетный ветеран Республики Коми» (2002 г.).

Анна Мезенцева ушла из жизни 9 мая 2004 года. Ровно через 18 лет, в День Победы, ей была открыта мемориальная доска.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.