Читатели-писатели: очерки о земляках публикуют жители района

В рамках конкурса  «Спасибо за жизнь без войны!»

О ней не писали в газетах…

Анна Илларионовна Муравьёва (Костарева) родилась 22 мая 1932 года в с. Лопью, д. Видзью. Отучилась два класса, и тут началась война. Вышла на работу с мамой. В колхозе «XVIII партийный съезд» Лопьинского сельского совета выращивали хлеб, картошку. Мама Ани была скотницей, ухаживала за колхозным стадом. Летом колхозники заготавливали сено, зимой его перевозили. Лошадей не было, сено и дрова тащили на быках.

В колхозе работала до 14 лет, после этого девочку-подростка отправили в лесопункт перевозить по зимнику лес на колхозной лошади. Отработала пять зимних сезонов, а летом трудилась на колхозных полях и сенокосе.
В более старшем возрасте, уже после войны, Анну перенаправили от колхоза в Джептский лесопункт на заготовку леса. Лес валили лучковой пилой, весной сплавляли по речке.

з колхоза перешла работать сучкорубом в леспромхоз, в лесопункт поселка Верх-Важью. Позже переехала в п. Нижний Чов, где четыре года трудилась на сплаве, а затем вернулась в лесопункт поселка Верх-Важью.
Свой доблестный трудовой путь Анна Илларионовна завершила в 1985 году, когда вышла на пенсию. (Тогда она жила в п. Поинга, а последние несколько лет проживает в м. Пичипашня). На ее счету множество почетных грамот, звание «Ветеран труда», но самая главная награда в ее жизни – четыре сына, которых воспитала в уважении к труду.  О трудовом подвиге Анны Илларионовны не написали в газетах, но ее вклад в приближение Победы в тылу несомненен. Спасибо ей за жизнь без войны!
Минодора ЛИСЕНКО, (категория «После 36 лет»).

Для женщин тяжелое бремя…

 В век интернета расстояния сокращаются, только стрелки часов ходят по своему кругу и отстукивают в сутки ровно 24 часа. И память не имеет промежуточного времени и расстояния. 

        Моя прабабушка Агния Алексеевна Белых, в девичестве Выборова, родом из деревни Ипатово. В конце тридцатых годов она поехала в Сыктывкар, там выучилась на телефониста и стала работать по специальности. В те годы девушки, работающие медиками, связистами, были на воинском учете. И моя прабабушка по первому призыву в июле 1941 года встала в солдатский строй. Попала после небольшой подготовки в пекло войны – в Киев. Когда поступил приказ оставить столицу Украины, которую еще называли «мать городов русских», отступать уже было некуда. И она со своим артиллерийским дивизионом оказалась в окружении.
Пока шли с боями по тылам на Восток, от мощного воинского подразделения осталась лишь группировка. Вскоре и она рассыпалась на маленькие подразделения. В одной из стычек с неприятелем моя бабушка оказалась в плену. Ей повезло: ночью она с такой же бедолагой, как и сама, нашла лаз и сумела перебраться за колючую проволоку. Ее на время приютила сердобольная старушка. Затем Агния присоединилась к отступающему воинскому подразделению. Ей там, после смерти медсестры, передали сумку с красным крестом. Она, имея небольшую подготовку в довоенные годы в ОСААФХиме, выносила бойцов с поля боя, делала им перевязки.
– Однажды, – рассказывала прабабушка, – меня поставили часовым. Мы расположились на окраине села у кладбища. У крайней избы играла губная гармошка, немцы веселились. В этот вечер я не столько боялась немцев, сколько мертвецов в гробах под крестами. Было очень жутко.
От Киева по тылам фашистов она протопала почти до Курска. Ей снова повезло: в конце декабря вышла к своим. Потом были допросы службистами СМЕРШ. Отпуск домой. Затем, в 1942 году, была вновь призвана на фронт. Выучилась на шофера, возила бомбы к самолетам. Однажды немецкий артиллерийский снаряд разбил ее машину вдребезги, она вовремя успела выпрыгнуть из кабины.
Вновь переквалифицировалась, стала телеграфисткой. Счастливый День Победы встретила в немецком городе Дрездене, который американская авиация превратила в руины.
Еще один интересный эпизод рассказывала прабабушка: «На календаре 8 марта. Мы решили отметить женский праздник. Достали из тайников наряды (был запрет иметь гражданскую одежду, платья и кофты), накрыли на стол, установили патефон, а тут – старшина. Увидев все это, приказал немедленно убрать, а сержанту он объявил выговор. На счастье в наш блиндаж зашел комбат. Он приказ старшины отменил и разрешил праздновать женский день. Где-то гремели снаряды, свистели пули, а мы под пластинки пели и танцевали. Война в этот день от нас была далека…»
После войны прабабушка работала заведующей сельским клубом и магазином, за добросовестный труд и участие в художественной самодеятельности имела множество различных грамот. Прожила Агния Алексеевна 92 года.
У нее три сестры, растет число моих троюродных братьев и сестер. Каждый год на 9 Мая я встаю в колонну Бессмертного полка и гордо несу портрет прабабушки Агнии Алексеевны Белых.
Павел УЛЯШЕВ, (категория «До 35 лет»).

В бою забывал обо всех страхах

 События Великой Отечественной войны никого не оставляют равнодушным. Практически в каждой семье близкие или дальние родственники принимали участие в защите нашей страны от немецко-фашистских захватчиков, будь то на фронтах в боевых сражениях или в тылу, работая день и ночь на заводах и фабриках, снабжая нашу Красную Армию всем необходимым: оружием, бое- припасами, снарядами, продовольствием, одеждой… 
Мой прадедушка Мефодий Васильевич Мосеев воевал в Великую Отечественную войну на Северо-Западном фронте. Родился он 26 июля 1919 года в деревне Грива Кировской области. Судьба испытывала его с раннего детства. В 1930-е годы семью Мосеевых, как и многие другие, раскулачили и выслали на баржах вниз по Печоре.          В Ермице они были высажены, и так как жилья практически не было, 11-летнему мальчугану с родителями и двухлетней сестренкой пришлось жить на повети. Только с наступлением холодов людей перевезли в Абрамовку. Но и там условия были не лучше. Приходилось жить в небольших комнатушках по 30-40 человек и спать где попало, даже под кроватями.
До войны мой дедушка успел закончить Щельяюрский речной техникум, был механиком-судоводителем, ходил на пароходе до Троицко-Печорска. Вернувшись из очередного плаванья в Усть-Усу, команда узнала страшную весть: началась война.
В 1942 году Усть-Усинским военкоматом он был призван на воинскую службу и направлен в пулеметную роту в 26-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии.
Подготовка частей дивизии к боевым действиям проходила в течение декабря 1942-го и января 1943 года. Начинался второй месяц памятного сорок третьего года, ознаменовавшего коренной перелом на советско-германском фронте. Каждый солдат, сержант и офицер 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии ожидал отправки на фронт.
5 февраля поступил приказ о выступлении на фронт. Предстоял длительный марш на автотранспорте. Автомобильные колонны мощных студебеккеров двигались на северо-запад. Пройден Калинин. После Лихославля колонны резко повернули на запад и направились через Торжок к Осташкову.
Постоянные метели хотя и затрудняли движение автоколонн, но зато надежно скрывали их от воздушного врага. Немецкие пикировщики из-за облаков наугад сваливали свой смертоносный груз вдали от дорог, и только отдельным самолетам удавалось отыскивать колонны частей. В этом случае они сбрасывали бомбы и не упускали случая обрушить пушечный и пулеметный огонь на машины.
11 февраля 1943 года, на седьмой день марша, части и подразделения дивизии, перейдя по льду озеро Селигер, сосредоточились в лесах юго-западнее города Осташкова. Дивизия должна была совершить 140-километровый марш на лыжах и сосредоточиться в районе Головенчиц, Большого Стехново и в лесах западнее этих пунктов. Перегруппировка в район сосредоточения совершалась ночными переходами с соблюдением строжайших мер маскировки.
После ликвидации Северо-Западным фронтом демянского плацдарма врага и наступившей весенней оттепели советское командование отказалось от идеи глубокого удара с целью выхода в тыл группе армий «Север» и ограничило задачи фронта освобождением Старой Руссы и выходом на реку Полисть.
Оборона немцев на этом участке была довольно мощной. В течение полутора лет фашисты готовили оборонительный рубеж южнее Старой Руссы. Оборона противника состояла из трех позиций и опиралась на мощные опорные пункты, оборудованные в селах, на господствующих высотах, в лесных массивах и в узлах дорог. Опорные пункты приспосабливались к круговой обороне.
Утром 12 марта началась артиллерийская подготовка, которая завершилась групповым залпом гвардейских минометов, поддерживающих дивизию и 14-й гвардейский корпус. По сигналу командира дивизии и командиров полков поднялись в атаку батальоны 23-го и 26-го гвардейских полков. Противник встретил атакующих сильным огнем из всех видов оружия.
До 20 марта дивизия вела тяжелые бои на западном берегу реки Порусья. Увязая в глубоком снегу, части овладели второй позицией, но преодолеть усилившееся сопротивление переброшенных на этот участок сил противника не смогли.
В одном из боев мой дедушка был тяжело ранен, осколком мины ему раздробило левое плечо. Он надолго был прикован к госпитальной койке в Иваново-Вознесенске. Дело осложнила начавшаяся гангрена, и только искусство хирурга спасло руку от ампутации.
При всем желании не суждено уже ему было вернуться на фронт. Покалеченная рука не выполняла прежней функции.  В сентябре 1943 года, получив отсрочку от боевых действий, он возвращается домой, в поселок Новый Бор Усть-Цилемского района, устраивается на работу в бухгалтерию совхоза, где и работает до выхода на заслуженный отдых. По окончании войны его снимают с воинского учета и устанавливают II группу инвалидности.
На вопрос: «Страшно было в бою?» наш прадедушка отвечал: «Страх – это нормально. Сложно не испугаться, когда вокруг тебя разрываются снаряды минометных и артиллеристских орудий, свистят пули, разрывая перед тобой землю, воют сирены, кричат раненые. Но когда ты видишь и понимаешь, что от твоих действий зависит удачный исход наступления, что в твоей, пулеметчика, огневой поддержке нуждаются твои товарищи, то забываешь обо всех страхах, лишь бы помочь им занять высоту или плацдарм».
Мой прадедушка награжден орденом «Отечественной войны I степени», медалями: «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», медалью «Георгий Жуков», юбилейными медалями. За долголетний и добросовестный труд награжден медалью «Ветеран труда».
Мефодия Васильевича не стало 30 марта 2008 года… Вечная память…
Правнук Мефодия
Васильевича Мосеева
Никита ИЗОТОВ, (категория «До 35 лет»).

Рассказ о трех братьях

Грустит опустевший столетний дом (на стропилах отмечена дата постройки – 1912 год) в центре деревни Латьюга у реки Мезени в Удорском районе. Помнит дом своих хозяев – моего деда Александра Мироновича Павлова, его супругу Гликерию Егоровну и их сыновей Гаврила, Василия и Аникия. Братья росли дружными и послушными. Соседи говорили, что в доме царили мир и согласие, на детей никогда не кричали. Они рано приучились к труду, стали не только помощниками по хозяйству, но и добытчиками: полюбили лес, овладели охотничьими премудростями. На столе не переводились свежая рыба и дичь. А русская печь-матушка выпекала румяные колобки и шаньги, по праздникам – рыбники с семгой. И из школы бежали дети домой с хорошими отметками – им легко давалась учеба. Сохранились тетради с аккуратнейшим почерком и безошибочным письмом. Мать и отец радовались успехам сыновей и не ведали, какие тяжкие испытания выпадут им на страшной войне.

Когда настало время призыва в армию, братья друг за другом спускались с высокого крыльца в надежде на скорое возвращение, но среднему, Василию, не суждено было больше переступить порог родного дома. По повестке военкомата он ушел служить в сентябре 1940 года, а в ноябре 1941-го пропал без вести в боях с немецко-фашистскими захватчиками на Украине. В последнем письме, видимо, опасаясь цензуры, он написал на родном коми языке: «Немец все наступает и наступает, а у нас не хватает сил, нет железных птиц и железных коней (надо понимать: самолетов и танков). Воюем пешком, дни такие жаркие, солнце прямо печет…»

Старший же брат, Гаврил, с первого до последнего дня участвовал в советско-финской войне 1939-1940 годов, а затем уже в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов, обороняя стратегически важный полуостров Рыбачий в Советском Заполярье. Далее освобождал Северную Норвегию в Петсамо Киркенесской наступательной операции в составе Северного флота. За проявленные в годы войны мужество и доблесть был награжден двумя боевыми орденами и многими медалями. Он прошел путь от рядового до подполковника. До выхода на пенсию в 1957 году Гаврил Александрович служил в различных должностях на Северном флоте – сначала в Мурманске, а затем в Североморске, в штабе флота. У сослуживцев вызывали глубокое уважение его исключительная добросовестность и доброжелательность, светлый ум, широкий круг интересов, личная культура в сочетании с принципиальностью по отношению к себе и подчиненным – так было отмечено в служебной характеристике.

К сожалению, фронтовые лишения и раны оборвали его жизнь в 48 лет. Похоронен он в станице Афинской Краснодарского края, где жил с семьей в последние годы.

Младшего из братьев, Аникия (это мой отец), взяли на войну, когда ему едва исполнилось18 лет. В феврале 1942 года он стал курсантом военно-пехотного училища в городе Великом Устюге Архангельской области, а в ноябре 1942 года был направлен на Западный фронт.

Очень скромный человек, отец не любил рассказывать о войне. И только в интернете мы нашли, что гвардии лейтенант Павлов Аникий Александрович, командир роты 237 гвардей-ского полка 76 гвардейской дивизии в ноябре 1943 года совершил подвиг в тяжелом бою за поселок Клетня Брянской области. Девятнадцатилетний командир умело руководил боем, но во время очередной атаки попал под вражескую автоматную очередь и остался лежать посреди дороги, обстреливаемой немцами. И только с наступлением ночной темноты бойцам удалось вытащить своего командира, истекавшего кровью. Они спасли ему жизнь.

Целых полгода потребовалось врачам госпиталя № 1706 г. Свердловска, чтобы поставить лейтенанта на ноги. Хирург, вытащивший осколки, говорил: «Ты, парень, в рубашке родился. Чудом позвоночник не перебит. А то лежать бы тебе неподвижным всю жизнь…»

Долечивал раны уже на родине. Высокий, красивый, светловолосый, он хранил военную выправку, хотя колоть дрова внаклонку ему было трудно. Помню ощущения, когда я, маленькая девочка, гладила на спине отца круглые, как будто заштопанные, следы ранения. И сейчас щемит сердце, когда слышу его любимую песню «Бьется в тесной печурке огонь».

После войны отца направили поднимать сельское хозяйство. Теперь только в старых фильмах можно увидеть, каких усилий это стоило, но у отца был талант работать с людьми. Это помогало ему разрешать самые трудные ситуации в должности председателя колхоза «Луч», а затем и управляющего отделением совхоза «Косланский».Но война напомнила о себе 22 октября 1978 года… В тот день, будто прощаясь, он в последний раз поднялся по проторенной предками тропе в лес (может, уже тогда чувствовал себя плохо). Перестало биться сердце фронтовика, когда он все-таки смог спуститься до дома, где он родился, откуда ушел на войну и куда вернулся израненный.

Это было так горько, так больно… Но не зря говорят: ушедшие от нас живы, пока о них помнят. В нашей семье бережно хранятся боевые награды отца: орден Красной звезды, медали «За отвагу» и «За Победу над фашистской Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг». Память о нем мы сумели передать нашим детям и внукам. И когда идет шествие Бессмертного полка, три брата Павловы снова в строю, снова рядом с благодарными потомками, которые говорят им спасибо за жизнь без войны.

Нина ЖИРЮТИНА, (категория «После 36 лет»).     

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.